romanr (romanr) wrote,
romanr
romanr

Categories:

На той единственной гражданской (2)

Интересно как сами повстанцы относились к пленным красноармейцам и коммунистам.

Убежденных коммунистов убивали безжалостно, причем выбирая для своих жертв смерть мучительную и ужасную. А вот неустойчивых и колеблющихся деревенских коммунистов и особенно сельсоветчиков, пользующихся авторитетом у крестьян, антоновцы, как правило, не убивали, а наоборот, всячески зазывали (и принимали) в свои ряды, хотя ответственных должностей почти не доверяли. (с.58) Так, например, к февралю 1921 г. половина сельских коммунистов Кирсановского уезда оказалось на стороне Антонова.

Очень показателен в этом плане «Временный устав наказаний, подсудных армейским судам» - своего рода антоновский уголовный кодекс, который состоял из 37-ми параграфов-статей, содержащих перечень проступков и преступлений, за которые полагались наказания 3-х видов: выговор, плети (от 8 до 50) и расстрел. Расстрел мог быть применен за шпионаж, пропаганду коммунизма, укрывательство коммунистов, за изготовление самогона с целью его дальнейшей продажи повстанцам (бичем антоновской, как впрочем и красной армии был самогон); беспощадно и только расстрелом каралась «выдача бойцов партизанского движения частными лицами красным». (с.59)

За все время антоновщины, а особенно в начале 1921 г. повстанцы нередко захватывали в плен большие группы (до 700 чел.) красноармейцев. Из сохранившихся архивных документов видно, что всех пленных повстанцы разделяли на 3 категории: комиссары-коммунисты, командиры и рядовые бойцы
(особую группу пленных составляли т.н. «интернационалисты» - латыши, мадьяры, китайцы и др., служившие, как правило, в карательных отрядах и принимавшие непосредственное участие в сожжении деревень и расстреле заложников. Один только факт: 22 декабря 1920 г. карательный отряд латышских стрелков под командованием П.А. Альтова сжег в селах Никольское и Коптево Тамбовского уезда 230 домов мятежников и расстрелял 150 крестьян. Вынося таким «интернационалистам» исключительно смертные приговоры, антоновские суды обычно добавляли: «…и за вмешательство во внутренние дела России»).
С пленными, относящимися к первой категории, разговор у повстанцев был короткий, а смерть этих людей – мучительной и долгой. С командирами Красной армии все происходило наоборот: разговор (допрос) – долгий, смерть – быстрая. Простые же красноармейцы обычно находились в плену не более 2-3 дней (хотя случались совершенно дикие расправы и над ними). «Программа» их плена была следующей: сначала они попадали на допрос, затем – на цикл лекций «о внутреннем положении», где опытные антоновские агитаторы-политработники рассказывали им о целях и причинах «всенародного восстания против насильников-коммунистов», после окончания которых им предлагалось добровольно вступить в ряды антоновских армий. Те, кто отказывался, направлялись в штаб повстанческого полка, где им выдавался т.н. «отпуск», т.е. справка, где указывалось, что красноармеец такой-то, взятый в плен тогда-то отпущен из плена такого-то числа во столько часов. Обычно на справке ставился угловой штамп соответствующего повстанческого полка и имелись подписи командира полка, его заместителя и политкома (комиссара). С таким «отпуском» на руках красноармеец беспрепятственно возвращался в свою часть через территории, контролируемые повстанцами, где сдавал справку в штаб полка и после небольшого допроса, как правило, вновь получал оружие и становился в строй. (с.60)

Таким обращением с пленными антоновцы серьезно ослабляли боевую устойчивость и политическую надежность красноармейских частей.
К 1 декабря 1920г. охваченная восстанием территория увеличилась, по сравнению с 10 сентября, ровно в 15 раз и составила почти 20 тыс. кв. км. на территориях Тамбовской, Воронежской и частично Саратовской и Пензенской областях. (Кстати, и на юге Воронежской области в Острогоржском уезде дествовал отряд И.С.Колесникова. Восстание вспыхнуло в придонской слободе Старая Калитва на почве недовольства продразверсткой и диких перегибов при ее сборе. 18 продотрядников из 60, которые оказали сопротивление, были убиты, причем был убит и один продагент из местных, возглавлявший один из продотрядов, М.П.Колесников. Во главе же восставших стал уроженец Старой Калитвы И.С.Колесников – недавний командир батальона Красной Армии, двоюродный брат убитого продагента. В марте 1921г. они соединились с антоновцами и стали называться «1-ой партизанской армией Тамбовского края») (с.74)
А к середине декабря 1920 г. на охваченной мятежом территории оставалось не более двух десятков небольших островков советской власти. Как правило это были укрепленные и имевшие постоянные гарнизоны ж/д станции, сахарные заводы и несколько уцелевших совхозов. (с.48-49)

31 декабря 1920г. в Москве состоялось совещание по вопросам ликвидации антоновщины под председательством Ф.Э. Дзержинского. Присутствовали: Главком С.С. Каменев, командующий внутренними войсками В.С.Корнев, председатель Тамбовского губисполкома А.Г.Шлихтер. Решили немедленно начать стягивание к мятежному району дополнительных сил внутренних войск, а также регулярной Красной Армии. Однако красноармейские части, еще недавно исключительно храбро сражавшиеся против Врангеля или белополяков, едва прибыв на тамбовщину, быстро теряли свой боевой дух и действовали крайне вяло и нерешительно. В частях процветало дезертирство. Только за два месяца –январь и февраль 1921г. – из войск Тамбовской губернии дезертировали 8362 чел.
11 февраля в своем докладе главкому РСФСР С.С. Каменеву командующий войсками Тамбовской губернии А.В.Павлов назвал главную, по его мнению, причину того, что антоновщина до сих пор не поддается ликвидации: «В Тамбовской губернии не бандитизм, а крестьянское восстание, захватившее широкие слои крестьянства».
(с.66)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments